Гость недели: Виталий Козак

Арменуи Еганян
27.02.2014
Люди

О музах, Альберте Эйнштейне, Prada, родителях, моде, вечеринках LoveBoat, российских журналах, Louis Vuitton, женщинах с Киевской и добре KM поговорил с самым счастливым mood maker-ом и DJ Виталием Козаком.

Гость недели: Виталий Козак

Вы и fashion-журналист, и mood maker, DJ, создатель вечеринок LoveBoat, и главный адепт итальянской марки Prada, а в прошлом пресс-атташе Валентина Юдашкина и представитель Escada в России.  Чем сейчас занимаетесь, над чем работаете?

Я решил серьезно заняться фотографией: от слова печатного к визуальным историям. Много думаю и о том, чтобы   вернуться к работе над своим блогом.

В одной из последних записей блога Вы опубликовали серию чудесных фотографий с вашим близким и давним другом, Наталией Туровниковой (прим. ред. — журналист, DJ), назвав ее  «The Muse. My muse«.  Как Вы думаете: кто она — современная муза?

Сегодня она менее романтичная, возвышенная, чем Лаура или Беатриче, и более земная, доступная. Она, скорее, ролевая, практичная муза. Человек, на которого тебе хотелось бы равняться и даже быть похожим в чем-то. При этом не обязательно быть с ним знакомым, чтобы восхищаться его образом, жизнью, мудростью, смиренностью или просто выбором гардероба.

Кто недавно для Вас стал таким человеком?

Альберт Эйнштейн после знакомства с его ненаучными работами, Дмитрий Лихачев и его книга «Письма о добром», которую я перечитывая в очередной раз. Из мира моды — это Стефан Пилати, бывший креативный директор Yves Saint Laurent. Вообще, интересно читать об опыте и мыслях конкретного человека, о том, как он справлялся с трудностями или просто неловкими моментами в своей жизни. Неудивительно, что я обожаю мемуары. Пример великих людей меня очень вдохновляет.

А из близких друзей кто вдохновляет?

Премьер Большого театра Дэвид Холберг. Я не встречал человека с таким талантом, полетом, который вместе с тем обладал бы невероятно добрым сердцем и деликатностью. Еще мой очень хороший друг — Дмитрий Игнатов, журналист телеканала «Москва 24». Год назад он лишился ноги, но это не сломило его. Он такой жизнерадостный, что способен зарядить всех своей прекрасной энергией. Мое окружение — мир прекрасных людей. Для меня это большое счастье.

Если бы Вам предложили написать мемуары, с чего бы Вы начали?

С того, что я родился в счастливой семье военных, счастливым ребенком. А потом рассказал бы о своей карьере и страстном желании стать модельером.

Родители не были против творческой профессии сына? Не было трудностей и противоречий между Вами?

Их было немного. Папа не совсем был рад моему выбору. Он хотел, чтобы я стал военным летчиком и, наверное, таким образом осуществил его давнюю мечту. Когда-то он сам мечтал учиться на военного летчика, но не смог пройти необходимые комиссии и ему пришлось стать инженером-сапером. Но сын рос совершенно другим и с неподходящим характером для такой профессии.

Верно ли, что военное воспитание очень строгое?

Строгость носила морально-этический характер. Хотя всех детей, воспитываемых в военных семьях, действительно отличает высокая  дисциплинированность и организованность. Но это как-то не заглушило моей творческой сути, и я, вопреки каким-то папиным несогласиям, выбрал свой путь, честно пообещал папе, что не подведу. И на вручении диплома, когда меня хвалили педагоги и высказывали добрые слова, папа проронил скупую мужскую слезу и сказал мне, что он гордится мной и что я был молодцом, настояв на своем.

Что было дальше, когда вы отучились на модельера?

Я открыл ателье в сложный для всей страны период. В мае 1998 года мы стартовали, а уже в августе случился дефолт. Мы тут же столкнулись с невероятными финансовыми трудностями и два года тянули тяжелую лямку, пока в итоге не пришлось закрыть ателье. Тогда-то я и попал к Валентину Юдашкину. Начинал я с оформления витрин, позже мне предложили стать его пресс-атташе. Для меня это был опыт личных, семейных отношений в волшебном коллективе изумительного человека. Он был настоящим покровителем для своих домочадцев.

Что для Вас важно при работе в коллективе?

Все люди разные, и нужно уметь менять свое отношение к ним. Работа в команде – испытание, в процессе которого происходит становление личности. Достаточно ли в тебе сил, смирения защитить себя и не оскорбить другого, найти компромисс или показать свою стойкость? В конечном счете, формируешь к себе правильное отношение, и люди верно его трактуют. Хотя я и командный игрок, но сейчас радуюсь своей свободе и тому, что от меня никто не зависит.

Вы хотели бы вновь заняться дизайном?

Наверное, я взялся бы только за коллаборации, потому что, поработав самому дизайнером и владельцем ателье, я понял, насколько это тяжелый труд, большая ответственность и долго играющий бизнес. И я восхищаюсь русскими ребятами, которые работают в тяжелых условиях и умудряются пройти 2-3-летний период, когда нет никаких доходов и сохранить творческий энтузиазм.

А в каких коллаборациях Вы принимали участие?

Я сделал серебряный браслет с двумя драгоценными камнями для капсульной коллекции Dzhanelli Jewellery. Все средства от продажи коллекции поступили в благотворительный фонд Натальи Водяновой «Обнаженные сердца». И недавно совсем ко дню Святого Валентина я для Интернет-журнала TrandsSpace придумал толстовки с сердцем, нарисованным таким образом, что оно цельное само по себе и в том случае, если влюбленные возьмутся за руки, то есть две половинки становятся одним большим сердцем. Идея была с тем посылом, что влюбленные смотрят не друг на друга, а в одно сторону.

В одном интервью вы сказали, что «мода — это легкий жанр». Так ли это?

К моде не стоит относиться слишком серьезно, как делают многие блоггеры и модницы. Мода – сезонность, легкость, отражение времени. Но мастерство дизайнеров, портних – вряд ли, назовешь легкой работой. Это высокое ремесло, связанное с талантом, чувством стиля, знанием пропорций и материалов. И все же не нужно делать из нее науку, анализировать и писать талмуды.

Гость недели: Виталий Козак

Продолжая тему моды. Как Вам кажется, при всей критике российской модной журналистики есть ли у нее свое индивидуальное лицо?

Мой друг как-то сказал, что в культуре каждой страны есть свой определенный, характерный только для нее ген. Италия – это дизайн. Франция – мода. Россия – балет, театральное искусство, в конце концов, космос. Но мода явно не наша сильная сторона. И объективно, что мало опыта в модной журналистике, создании новаторских изданий. В странах Европы богатая история индустрии модной прессы. Там ребята с детства привыкли видеть качественные журналы моды, вроде «Vogue», «Harper’s Bazaar», сделанные великими редакторами и фотографами. У нас в домашней библиотеке максимум была «Бурда». Следовательно, нам приходилось на ощупь учить и открывать многое в глянцевой журналистике, что на Западе давно канон и известно. Поэтому претензий не хочется предъявлять нашим журналам, тем более, что большинство из них заточены на рекламодателей и являются коммерческими площадками для своих иностранных издателей.

Каких журналов Вам не хватает в газетных киосках?

Мужских журналов, но не наподобие GQ или каких-нибудь хипстерских журналов, а классных практических, где рассказывалось бы не только про джентльменский набор. Мне интересно было бы прочитать, как молодой парень моего возраста или помладше, или постарше способен играючи адаптировать современные тенденции под свою жизнь и выглядеть модно, актуально.

Несмотря на развитие модной индустрии в России и, в частности, в Москве, все-таки многие русские дизайнеры, модели, просто талантливые люди уезжают на Запад для реализации своей мечты. У вас не возникало подобного желания?

Я обожаю путешествовать, смотреть, что происходит вокруг. Но для меня Россия не просто звук – это родное чувство к стране. Я никогда не смогу уехать из любимого города, который предоставляет такие возможности. К примеру, в какой стране мире, возможно, чтобы главным редактором «Harper’s Bazaar» стала 21-летняя девушка, как Шахри Амирхановой? Ни в одной, кроме России.

Однако именно в России разразился скандал вокруг чемодана Louis Vuitton.

Я как-то легко отнесся к этой истории, потому что для меня городская площадь — место собрания горожан по любому поводу, будь то радостному или грустному. Это в советские времена из Красной площади сделали кладбище. Но люди в благотворительной выставке Louis Vuitton, посвященной русским путешественникам, узрели мифическую угрозу и унижение кому-то и чему-то. Конечно, у компании были свои маркетинговые цели и задачи относительно чемодана, но я уверен, что для его установки они прежде получили необходимые разрешения. А те, кто дал им разрешение, не смогли сдержать свое джентльменское слово.

Вы аполитичный человек?

Очень, за что меня часто друзья и знакомые осуждают. Но я считаю, что если ты не знаешь и не разбираешься в политике, то не можешь трезво ее оценить, а если высказываешься, то возлагаешь на себя ответственность.

А какая у Вас гражданская позиция?

Это позиция добра. (Смеется.).

Когда читаешь о Вас в социальных сетях, то возникает ощущение, что вы «праздник, который всегда со мной». Так ли это?

То, что я себе точно не даю никогда скучать, это да. Если честно, я даже не помню, когда в последний раз по-настоящему скучал. Я думаю, человек сам решает, грустить ему или радоваться. Всему есть свое место и время. Но у меня такая философская позиция:  случившееся не изменить, его можно только принять, лишь тогда появляется шанс двигаться дальше. Постоянно сопротивляться судьбе, что биться о стену. Жизнь специально для тебя не будет меняться, а только отвернется. Поэтому нужно наслаждаться жизнь.

Можно ли тогда сказать, что Вы строгий по отношению к себе человек?

Я себя очень быстро прощаю, но из того принципа, что если поступил нехорошо, нужно попросить прощение, тем более, если знаю, что человеку от этого станет проще. Поэтому я не могу долго злиться на кого-то, даже корю иногда себя за это.

Но все же есть вещи, которые  вы никогда и никому не простите?

Скажем так, бывают моменты, когда внутри меня все отрубается и исчезает злоба, ненависть к человеку. Вместе с тем я перестаю чувствовать и нежность к нему. Со временем могу позволить ему вернуться в мою жизнь и простить его, но нет больше прежних отношений. Я силился изменить это в себе, но пока не получается. Когда  человек начинает тебя раздражать, каким бы ты ни был положительным, веселым и добрым, ты непроизвольно ищешь в нем раздражители, подхлестывая собственную неприязнь к нему. Поэтому я предпочитаю где-то отстраниться  от человека, хотя, чтобы вывести меня, нужно как следует сесть мне на шею и болтать ногами.

Между тем в мире моды, если не принято, то практикуется хождение по головам.

Это точно плохая карма. Нельзя стремиться к чему-то хорошему, если идешь через нехорошее. В этом нет логики. И  в старости куда приятнее будет вспоминать хорошую жизнь, в которой ты был честным и давал людям больше, чем брал у них. Такое прошлое будет наполнено приятными воспоминаниями.

Но если хочешь добиться своей мечты, нужно иногда и бороться за нее.

Когда Мать Терезе предложили пойти маршем против войны во Вьетнаме, она сказала, что «я никогда не присоединюсь к движению против войны. Позовите меня, когда появится движение за мир». Я вообще не верю в борьбу и не хочу бороться ни с кем для достижения своей цели. Я занимаюсь любимым делом, углубляюсь в него, изучаю до основания, и если 5-10 человек заметят это, мне будет достаточно. В мире никто никому не враг и не конкурент, поэтому наступая кому-то на голову, ты как будто отвлекаешься от своего дела, крадя у самого себя время и силы. Когда же ты идешь своей дорогой, у тебя появляется время восхищаться и радоваться творениями других.

Назовите, пожалуйста, три вещи, определяющую Вашу жизнь.

Любовь и свобода. Третьего нет.

Это звучит довольно абстрактно.

Любовь и свобода — абсолютно земные понятия. Любовь – мои друзья, моя семья, моя любовь к жизни. Это не высокопарно, а очень конкретно. Если я люблю человека, для меня важна его ответная любовь.

А если в Вас безответно влюблены?

Я стараюсь не обнадеживать такого человека, чтобы не обманывать, но и не поступаю с ним жестоко. Со мной, правда, такое бывало не часто.

Вы больше слушатель или рассказчик по типу темперамента?

Сейчас я жуткий болтун! Но вообще я люблю слушать, если человеку есть что сказать, но не выношу тупость и пустую болтовню.

Но форма вечеринок, где Вы выступаете, зачастую подразумевает легкую и непринужденную беседу.

Я так громко играю, что люди просто начинают танцевать! Вечеринка – идеальная вещь, потому что ты, отдаваясь веселью, радости вместе с незнакомыми людьми, пресекаешь возможность слишком сблизиться и узнать человека с плохой стороны. А полноценным отношения с друзьями ты всегда выделяешь необходимое время.

Применимо ли слово «тренд» к сегодняшним вечеринкам?

Все стало размыто и узко. В каждой соцгруппе есть свои популярные темы и тренды. Иногда они пересекаются, но это не обязательно. В моем мире – моды, фотографов, художников, диджеев, музыкантов — нет никакого диктата.

Можно ли сказать, что Ваш круг общения — это богема?

Думаю да, хотя сам до конца не понимаю, что есть богема, ведь она в эпоху Серебряного века была одной, а в советские времена другой.

Знаменитые вечеринки LoveBoat, одним из организаторов которых Вы являетесь, проходят уже в 5 лет в Москве. Вы не устаете?

Нет, в этом есть какая-то приятная определенность, которая нравится людям. Если кому-то они надоели, то в следующий раз они не придут. Мы стараемся придумывать что-то новое, пригласить интересных артистов.

Как диджей, Вы соглашаетесь выступать на любых мероприятиях или у Вас есть список требований?

Прежде чем дать согласие, я обязательно уточняю, что это за мероприятие и знает ли заказчик мою музыку, потому что важно сохранить личный комфорт и не испортить настроение гостей составленным мной трек-листом.

Легко ли светскому человеку быть завсегдатаем вечеринок и мероприятий?

Я не очень много где бываю, но на своих выступлениях вынужден присутствовать обязательно. (Смеется.). Порой мне кажется, что светских мероприятий больше, чем следовало бы проводить. Многие из них организуют мои друзья, так что я все-таки стараюсь попасть на них и сделать приятное близким.

Гость недели: Виталий Козак

Вы экстравагантный человек?

Не уверен. (Улыбается.).

Возможно ли из любого незнакомца, если должным образом над ним поработать, сделать красивого человека?

Отвечу словами Чехова: в человеке все должно быть прекрасно. Но красота довольно размытое понятие. В свое время на Киевской можно было встретить одну женщину без определенного места жительства — вылитую Жанну Агузарову. На плече магнитофон, на голове чалма и всегда в очках. Безумно красивое и вдохновляющее зрелище. Поэтому настоящая красота не в опрятности, не в чистоте. Человек открывается всеми своими гранями только во время общения, хотя, безусловно, гигиена и аккуратность – часть культуры. Как-то я с подругой пошел в Большой театр. Через некоторое время заметил, что она чем-то обеспокоена. Оказывается, под брюки она надела колготки с дырочками и переживает, что вдруг произойдет катастрофа, приедет скорая помощь, ее начнут раздевать и медработники увидят ее маленькую тайну. С тех пор слежу, чтобы все было чисто и опрятно даже там, где не видно.

В Интернете вас окрестили главным лицом Prada в России. Почему?

Этим титулом меня наградили ребята из моды, кто знает о моей любви, страсти к итальянской марке. Мне близок ее стиль, та легкая доля ностальгической иронии, с которой они относятся к современному мужчине. Но, к сожалению, у Prada нет амбассадора своей марки ни в какой стране. Есть те, кого они одевают в рекламных целях, но я пока еще не того уровня. Но я мечтаю, чтобы когда-нибудь синьора Миуччи сказала бы мне: это наш человек. Так что, пока я трачу на Prada свои честно заработанные деньги, и мне это не достается с небес.

Это стоит того?

Сложно оценить одежду, когда ее создает такой гениальный художник. Тут вопрос в другом: могу я или не могу себе это позволить? Поэтому нужно просто больше зарабатывать.

В одной из серий «Секса в большом городе» Керри говорит, что поход в Prada — это целый праздник. Это правда?

Да, но половина заслуги за создаваемый праздник лежит и на тех, кто там работают.  Могу точно сказать, что практически в каждом магазине Prada, будь то Париж, Милан или Москва, люди красиво одетые, определенно настроенные, счастливые и любящие свой продукт. Они делают все возможное, чтобы твое пребывание было незабываемым, особенным. И получается у них это легко, ненавязчиво и приветливо. Потом они легко вычисляют своих адептов. Поэтому я обожаю походы в Prada, выделяю для них специальное время, чтобы неторопливо насладиться моментом. И там, правда, всегда предлагают шампанское.

И наш традиционный вопрос. Если бы завтра был конец света, то чем бы Вы занялись сегодня?

Я соберу всю свою семью и буду ждать конца, взявшись за руки.

Фотографии Екатерины Майоровой

Tags: , , , , , ,

Оставить комментарий